Экзамен на барабанщика

Артур Гиваргизов

Экзамен на барабанщика


В книжке «Экзамен на барабанщика» место действия – невозможная в действительности  школа, которую хочется назвать  «школа имени Артура Гиваргизова», сквозные герои – Коля Сердюков и компания. 

В апреле читаем вместе с ребенком книгу артура гиваргизова «экзамен на барабанщика».

Почему именно эту? Почему вместе? Да потому, что совсем скоро конец учебного года, контрольные да экзамены, потом каникулы – только мы его, своего ребенка, и видели. А книжки  детского писателя Гиваргизова – они не столько для детей, сколько для взрослых. Точнее, для взрослых, которые выросли, но не перестали быть детьми. В общем, Артур Гиваргизов – все-таки писатель «на вырост». Среди других детских писателей он – как Оскар Уайльд со своим «Счастливым принцем». 
Некоторые сравнивают Гиваргизова с Хармсом. Не могу согласиться. Изрядная доля абсурда (нет, правильнее было бы сказать: кое-какая доля правды в этом абсурде) у Гиваргизова есть. Но на абсурде сходство, по-моему, и заканчивается. Хармс детей, как известно, не любил. Просто терпеть не мог. Что не мешало советским пионерам его самозабвенно обожать. А Гиваргизов, судя по всему, детей любит. Он на их стороне. Он сам не перестал быть ребенком. И не забыл, не-е-етушки, не забыл всех прелестей школьной жизни!..
Артур Александрович Гиваргизов – педагог. Да не простой, а золотой: преподает в музыкальной школе по классу классической гитары (и лютни!). Да и сам он похож на изысканный музыкальный инструмент. Уж коли такой человек берется писать детские книжки, то от него ждешь чего-то непринужденно-дидактичного, в духе Одоевского или Погорельского. 
А он – непедагогичный! То есть абсолютно! 
В книжке «Экзамен на барабанщика» место действия – невозможная в действительности  школа, которую хочется назвать  «школа имени Артура Гиваргизова», сквозные герои – Коля Сердюков и компания. В этой школе есть два основных правила. Правило № 1: «Хорошим учителем считается такой учитель, который всегда на уроках спит». Правило № 2: «Если учитель спит, будить его не надо». Здесь на уроке ИЗО дети рисуют сто долларов. У кого похоже получается, тому учитель Игорь Семенович ставит пятерки, остальным – двойки.
А учительница по химии, которая, уже третья по счету, улетает на вертолете в Париж? Лабораторная по теме «Отравляющие газы» - безотказное средство для шантажа! Да и Колины родители – они ведь тоже люди, и тоже  устают от своего родительства. Заставили ребенка вместо школы ходить на работу, а сами  улетели в Италию. Записку еще оставили: мол, пришлем тебе коробку из-под телевизора, а ты туда заработанные деньги положи и вышли нам обратно в Италию. 
Конечно, такого не бывает НИКОГДА. Только у Гиваргизова. Реальность его рассказов – это та реальность, которая в голове у школьника. Или у учителя. Это тот мир, о котором мечтают и ученики, и учителя. Мечтают, но друг другу не говорят. Потому что и в жизни между взрослыми и детьми идет тайное, но постоянное, никогда не прекращающееся соперничество. Они оспаривают друг у друга право… быть друг другом! Да-да, я давно заметила: с тех пор, как я выросла, я периодически мечтаю опять вернуться в детство. Одновременно, с такой же регулярностью (увы, и с тем же успехом) я пресекаю попытки своей одиннадцатилетней дочери позиционировать себя как взрослого человека. 
Вот как раз Артур Александрович – медиатор между поколениями, тот уникальный переводчик «с дедского на детский», который одинаково хорошо знает оба языка.
Кстати, история с Колиными родителями знаете как закончилась? «Когда пришла пустая коробка из-под телевизора «Хитачи», Коля положил в нее свой дневник с хорошими оценками и отправил обратно в Италию. И потом долго смеялся: ха-ха-ха». Вот это «ха-ха-ха» -  точно от Хармса.
В одном интервью у Артура Гиваргизова спросили: «Почему вы стали писать? И в какой момент поняли, что стали писателем?» Ответ был такой: «Так в школе же заставили! Как сейчас помню: «Гиваргизов, чтоб к следующему уроку сочинение о лете лежало у меня на столе!» Ну а на следующем уроке, понятно, сломанная указка, крик: «В каком Аиде?! Какой еще брат Зевса?! Я тебя о лете просила! Выйди вон!» В общем, мне понравилось писать сочинения.